Струны души нашей

Трудно сделать первый шаг – всегда задумываешься: «А с чего бы начать?». Так начнём же с главного! Или с основ? В любом случае, будем неспешно ткать полотно нашего повествования. И, чтобы не заблудиться в тумане мыслей и образов, чтобы хаос фантазии не разрушил космос разума, подержим в одной руке путеводную нить логики, пока другая будет ощупывать проявляющиеся из мрака неведения стены лабиринта.

В путь!
Вот перед нами из тьмы выступает странный, явно обладающий тайным смыслом, нацарапанный на стене знак.
 
Что это? Наш внутренний филолог-языковед подсказывает: «Это китайский иероглиф, пришедший из тех времён, когда и на бумаге-то не писали, а оставляли знаки только на ритуальных бронзовых сосудах по особым событиям!» В современном Китае данный иероглиф выглядит так – 经. Есть между ними что-то смутно похожее, но разница более очевидна. Как из такой картинки мог появиться 经? Да и что он означает?
Проведём анатомирование этого знака. Первое, что бросается в глаза – две его части: левая  (она перевёрнута, но в мире китайских иероглифов это частое явление – вращение изображений в разные стороны) и правая
 
Небольшое отступление.
 
Изначально китайские иероглифы это схематичные изображения предметов и явлений. Для иллюстрации взглянем на такой ряд (это самые ранние формы иероглифов, когда их ещё царапали на костях, примерно XIV век до н.э.): «дерево» –  (современная форма 木), «гора» –  (山), «огонь» –  (火), «человек» –  (人), «солнце» –  (日) и так далее. Если же надо было передать более сложную идею, то использовались комбинации простых знаков. Например, «отдых»  (休) состоит из простых элементов «человек»  и «дерево» , т.е. человек отдыхает у дерева. Или выделяли специально какой-то элемент картинки, например «корень» –  (本), т.е. у знака «дерево» выделены именно корни; или такой знак – , у дерева подчёркнута макушка, что буквально и обозначает верхушку, но ещё и кончик, конец (не только дерева, но и, скажем, действа, жизни или династии). Постепенно с изменением техники записи иероглифов менялась и их форма, вначале они процарапывались на костях, затем выбивались на камнях, позже их стали отливать на бронзовых сосудах, только после этого появились… фломастеры. Да, это не оговорка – в древнем Китае писали фломастерами. Для этого использовалась бамбуковая трубка, заполненная чернилами, с одного конца в которую вставлялся фитиль, им и писали. Но инструмент этот оказался неудобен – чернила быстро засыхали, поэтому такие фломастеры пришлось заменить кистью (где-то на стыке нашей эры, и той, которая до), а кисть можно было по окончании писания промыть и приготовить для последующих трудов. И такой способ письма просуществовал без изменений около 2 тысяч лет до XX века, когда кисть была потеснена сначала перьевой ручкой, затем шариковой, а теперь – компьютерами. Также надо учесть, что в середине XX-го века была проведена реформа китайской письменности для распространения грамотности среди широких масс трудящихся, и из примерно 80.000 – 90.000 иероглифов было упрощено в написании около 2300 наиболее употребительных. Поэтому в дальнейшем будем различать дореформенные формы иероглифов и современные (если их написание неодинаково), если же  наше повествование не требует такого различения, то по умолчанию будем использовать дореформенные формы.
 
Конец отступления.
 
Итак, вернёмся к нашему анализу. Левая часть знака:  (в современной записи 纟и в дореформенной 糸). Она изображает моток шёлковых нитей, из которого свисает несколько ниточек. И если мы возьмём ряд иероглифов (даже далеко не весь!), в которых присутствует этот элемент – то все они так или иначе будут связаны с шёлком или тканями.
Удвоение знака  таким образом , или в иероглифической записи 絲, а после реформы 丝, даёт «шёлк» (т.е. много мотков шёлка, собранных вместе, вся совокупность шёлка).
Не будем утомлять читателя подробным разбором каждого знака, просто приведём значения и написания некоторых: 系 – нить (в более широком смысле может быть, например, «факультет», как одна нить общей ткани ВУЗа), 係 – связываться, 紅 – красный (изначально – именно материя красного цвета), 練 – тренироваться (изначально вываривать шёлковые нити, делать их лучше, собственно для чего и служит тренировка), 素 – простой (изначально шёлк-сырец, простой не обработанный шёлк) и т.д.
А что же правая часть  (巠)? Это изображение древнего ткацкого станка (т.н. «поясной станок»), рисунки которого были найдены при изучении наскальной живописи каменного века. В отдельных районах Китая, Тибета и Южной Америки данный станок используется и поныне, а его аналоги (без упора для ног) применялись и на Руси. 
 
 
На схематическом изображении видна нижняя перекладина, куда ставятся ноги, затем две перекладины, между которыми натянуты нити (основа ткани). Число нитей на разных изображениях может варьировать, например,   четыре или  три.
Заметим, что знак , с которого мы начали наше путешествие –  изначально записывался именно так   или  (в те времена, когда иероглифы царапали на костях), т.е. просто как ткацкий станок, моток нитей  добавился при последующих этапах эволюции китайской письменности как классификатор (т. н. ключ).
Таким образом, весь знак передаёт идею нитей, которые задают структуру всей ткани, то есть главные нити, или, более широко, основа. Это значение и будет изначально присуще знаку . Его классическая форма (дореформенная) выглядит так 經.
Чтобы освежить память и одним взглядом рассмотреть эволюцию иероглифа во времени (можно сказать – его эмбриологию, т.е. послойное развитие во времени) приведём весь обсуждённый выше ряд, который отметит основные этапы развития данного знака (датировка для первых двух вариантов весьма условна, так как они могли использоваться и в одно время, но в разных регионах Китая).
,  (около XVII – XI вв. до н.э.)
 (около X в. до н.э. – II в.)
(примерно со II в. до с 50-х годов XX века, а на Тайване, Гонконге, Макао и прочих местах проживания китайцев вне Китая и по ныне)
(с 50-х годов XX века)
Итак, значение (ассоциативная связь между знаком и предметом) этого иероглифа — «основная нить», а смысл... А смысл будет обретаться в зависимости от контекста.
В литературной среде 經 (здесь будет уместно напомнить, что русское чтение данного иероглифа «цзин») стал обозначать канон, главную книгу какой-либо школы, т.е. тот текст, идеи которого красной нитью проходят через всю жизнь этой школы. Например, один из главных даосских текстов называется «Дао Дэ Цзин» или «Канон о пути и прямодушии»,  основополагающий текст по китайской медицине «Хуан Ди нэй цзин» или «Внутренний канон Жёлтого Императора», многим знаком «И Цзин» или «Канон изменений», а Библия на китайском языке именуется «Шэн Цзин» или «Мудрый канон» и т.д. Этим же иероглифом обозначались и буддистские сутры.
Всегда, когда хотели тексту придать особую значимость и подчеркнуть его основополагание, в его название вставляли наш знак. Кстати, обратим внимание на тот факт, что в русском (да и во многих других западных) языке слова «текст» и «текстиль» – однокоренные. Ведь нельзя не заметить сходство структуры письменного текста с его строчками и ткани, особенно это было очевидно при сравнении с тканью одной из разновидностей готического шрифта, в котором буквы расположены весьма тесно. И такой вид шрифта получил название «текстура».
 
 
Небольшое отступление.
 
Поговорим об осях мира. Да, ни много, ни мало. Для человека западного очага культуры (греко-иудейская основа) главной осью в мировосприятии является Запад-Восток. По этой оси строилась и строится геополитика, а основные империи (римская, империя Александра Великого, османская, и др.) вытягивались именно больше с Запада на Восток, нежели с Севера на Юг. В этом же направлении укладывались и сакральные пространства, материальным выражением которых были храмы. Так, например, православный храм направлен входом на запад, а алтарная часть располагается в восточной стороне. Кроме того, даже само слово (рус. ориентация, англ. orientation, нем. Orientierung и т.д.), которое обозначает поиск направления, этимологически восходит именно к поиску востока (латинский корень «orient»)!
Природными основами Востока и Запада являются точки (в пространственном выражении) восхода и заката солнца в день (во временном выражении) равноденствия, места появления и исчезновения нашего светила, которые указывали и на пространственные координаты, и на временные.
Человек дальневосточной культуры для ориентации в пространстве и времени также использовал очевидный естественный хронометр – солнце, но основными позициями на пути кругооборота солнца полагал не моменты его появления  и исчезновения в поле зрения, а точки где солнце занимало наивысшее и наинизшее положение, что в пространственном выражении происходило на юге и севере. Именно через Юг-Север проходила ось восприятия мира представителя древнего Китая – все культовые сооружения и дворцы строились именно вдоль неё, а школы философии, медицины или даже боевых искусств делились, как минимум, на северные и южные. В современном Китае даже есть два города, которые выражают эту идею своими именами – Пекин (北京) и Нанкин (南京), т.е. в переводе –  Северная и Южная столицы соответственно.
 
Конец отступления.
 
Древнекитайские астрономы для обозначения условных линий на Земле, которые идут с Севера на Юг (т.е. вдоль главной оси мира!), выбрали именно уже известный нам знак 經. Таким образом, в астрономическом контексте 經 означает меридиан.
Также 經 подразумевал под собой основные дороги, идущие с Севера страны на Юг, т.е. тракты. Здесь уместно будет обратить внимание на тот факт, что и в русском языке понятие дороги связанно с тканью, это подтверждают некоторые устойчивые выражения и словосочетания: «полотно дороги», «скатертью дорога» (изначальный смысл выражения заключался в пожелании доброго пути).
Пришло время сфокусировать внимание ещё на одном моменте. Выше мы упоминали о коренной родственности слов «текст» и «текстиль». Добавим теперь в этот ряд и два других однокоренных слова: «тракт» с «трактатом». Вряд ли тут уместно говорить о том, что в истории имело место заимствование связи между данными понятиями одними этническими группами у других. Скорее мы имеем дело с тем, что люди в разных точках мира находят одинаковые аналогии и делают сходные выводы из наблюдаемого. Возможно, это связанно с тем, что непосредственное окружение нашего ума есть наше тело, а оно у всех людей устроено сходным образом, и окружающий ум мир воспринимается через эту врождённую призму весьма похоже. Лишь потом воспринятое подвергается языковой обработке и преобразованию под влиянием культурного фона, порождая уже далеко не подобные феномены.
Пора обратиться к одному из китайских канонов, а именно к «Канону изменений» («И Цзин»):
«В древности правитель Поднебесной господин Бао Си [он же Фу Си – Е.Л.] запрокидывал голову и созерцал образы на Небе, опускал голову и созерцал образцы на Земле, созерцал знаки птиц и зверей сопоставлял их с соответственным на Земле, вблизи брал [за образец] всё [своё] тело, вдалеке брал [за образец] все вещи, и из этого начал создавать восемь триграмм, благодаря чему проник в прямодушие духовной ясности, и благодаря чему классифицировал чувства [возникающие от] всех вещей.» (авторский перевод)
 
(古者包犧氏之王天下也,仰則觀象于天,俯則觀法于地,觀鳥獸之文与地之宜,近取諸身,遠取諸物,于是始作八卦,以通神明之德,以類万物之情。)
 
Небольшое отступление.
 
Одной из особенностей китайского языка является контекстуальность, т.е. иероглиф (в классическом письменном языке «вэнь янь», как правило, один иероглиф тождественен одному слову-понятию) обретает смысл только в окружении других иероглифов. Уже рассмотренный ранее знак 木 (дерево), например, может при переводе на русский язык принимать разные частеречные значения: дерево (существительное), деревянный (прилагательное), деревенеть (глагол). Частеречность, в отличие от западных языков, будет определяться не какими-то служебными частицами, которые присоединяются к корню, а положением данного иероглифа относительно других. Поэтому одиночный иероглиф как бы многомерен – он сразу указывает и на действие (глагол), на объект (существительное), на состояние (наречие) и на качество (прилагательное). Возможно даже имеет смысл говорить об иероглифах как о показателях динамического состояния объекта в постоянно изменяющемся мире.
Кроме того, конкретный смысл (подтекст) иероглифа будет зависеть от общего контекста. Так рассматриваемый нами знак 經 уже в приведённых выше примерах может обозначать главную нить в ткани, канон, меридиан, тракт (другие его смыслы разберём далее), и, естественно, различные производные от них части речи, например: упорядочивать, основывать, идти…
 Примечательно то, что образованный в иероглифической среде человек, читая иероглифы, сразу одновременно воспринимает всю многомерность каждого знака. Также заметим ещё один маленький, но существенный, момент – «культура» в китайском языке обозначается иероглифическим биномом 文化, который дословно переводится как «знаковое преобразование» или «трансформация с помощью иероглифов». 
 
Конец отступления.
 
Специалисты по человеку, если можно так выразиться, также взяли на вооружение иероглиф 經 для обозначения им главных нитей (вспомним основное значение данного иероглифа) идущих с севера на юг в пространстве персонального антропокосмоса. Выше мы говорили об осях мира и «вписанности» индивидуума в эту картину мира. Но, помимо горизонтальной (внешней) ориентации древнего представителя Китая спиной к северу, а лицом к югу, существовала вертикальная (внутренняя), в которой макушка была южным полюсом, а самый низ корпуса (область промежности) – северным полюсом. Вспомним также вид китайских традиционных карт – они поляризованы по отношению к привычным нам, т.е. на них север внизу, а юг – наверху!
Что же это за нити? Тот, кто хоть однажды разделывал мясо наверняка видел, что части мяса покрыты тончайшей радужной плёночкой. А если её аккуратно отделить и посмотреть на просвет, то станет видна её структура в виде идущих в разные стороны нитей. Плёнка эта на научном западном языке называется фасция (от лат. повязка, бинт. Опять ткань!). Если мы попытаемся разобраться в подробной анатомии фасций, то окажется, что они не только покрывают каждую мышцу, но и разделяют отдельные части мышц, поддерживая их структуру и обеспечивая возможность свободного трения мышц друг о друга (у фасций есть ещё много функций, но для целей нашего повествования сейчас их можно не упоминать). Рассматривая их строение дальше, мы обнаружим, что фасции образуют одно целое. А продолжая наше исследование мы убедимся, что фасция перекидывается и на кости, покрывая их чехлом и даже пуская отростки внутрь костей (т.н. волокна Шарпея). Правда в данном случае они называются уже не фасции, а надкостница, но структура остаётся та же самая. Мало того, окажется, что эта самая ткань покрывает и все внутренние органы (в том числе и мозг), также разделяя их на сегменты и обеспечивая им структуру (т.н. «висцеральная плевра»). Эта же самая ткань выстилает все внутренние полости нашего тела (в таком случае она называется «париетальная плевра»).
Возвращаясь к знаку 經, заметим, что он обозначал не всю ткань, а только лишь основные её волокна (основу),  уток же (нить, идущая перпендикулярно основе) обозначался близким иероглифом (мы вначале подробно разобрали левую часть этих двух знаков) 絡 (чтение «ло»).
 
 
На рисунке выше приведена принципиальная схема ткани. Под цифрой 1 – основа (ткани), 2 – уток.
 
Небольшое отступление.
 
Одной из особенностей китайского языка является наличие биномов – пар иероглифов, которые при переводе превращаются в одно слово. Например, пейзаж 山水 (дословно «горы и воды»), размер 大小 (большой маленький), длина 长短 (длинный короткий) и т.д. Структура таких биномов бывает разная, и одним из видов является такой бином, иероглифы которого как бы называют составляющие части объекта, как в примере с пейзажем (горы и воды). Иероглифы 經絡 (чтение: «цзинь ло», перевод «основа и уток») также образуют устойчивый бином в традиционных китайских медицинских текстах, и, основываясь на приведённом этимологическом анализе и логике китайского языка, его можно переводить как «ткань» (продольные нити и поперечные нити).
Кроме того, специфика китайского языка такова, что когда мы встречаем один иероглиф, обозначающий какой-либо объект, то мы не знаем – идёт ли речь об одном предмете или о множестве. Только если пишущий специально хочет подчеркнуть количественные характеристики описываемого, то он может ввести числительные.  Поэтому 經 – не одна ниточка, а их совокупность.
 
Конец отступления.
 
Итак, 經 в человеческом теле – нити, идущие вдоль тела. К сожалению, из-за ошибок переводчиков и интерпретаторов данный  иероглиф в текстах о человеке уже многими привычно переводится как «канал», тогда как мы, сделав историко-лингвистический анализ, соотнесённый с некоторыми анатомическими данными, со всей очевидностью видим, что ни о каких «каналах» речи быть не может, хотя современники на них уже построили огромную теорию... 
Также часто в литературе, посвященной китайской медицине, используется слово «меридиан» для обозначения или перевода данного иероглифа, но это также ошибка, а точнее, не очень корректное заимствование из теории перевода астрономических текстов, в которых «меридиан» вполне уместен, но если меридиан – линия условная, то нити – вполне конкретны и материальны! Древние китайские врачи, так же как и врачи других времён и регионов, говорили о тканях тела, выделяя в них два типа нитей или волокон (основу и уток).
 
Поскольку мы имеем дело с  реальными нитями, то у них есть определённые физические параметры – химический состав, длинна, сила натяжения и т.д. Сейчас не будем останавливаться на всех, а сосредоточимся только на одном – на силе натяжения или, говоря научным языком, на тонусе.
От того, как эти волокна натянуты, в каком тонусе находятся описанные ткани, будет зависть работа целого органа, который покрыт этими тканями, или отдельной его части. От нормальной работы органов будет уже зависеть функционирование всего организма в целом.
Сразу оговоримся, что в отличие от простых нитей, скажем, того же шёлка, сила натяжения которых довольно постоянна и зависит в основном от приложенных к ним усилий, волокна соединительной ткани всё время меняют свой тонус. Такое изменение происходит под влиянием огромного числа параметров: локальной температуры тела (фраза «окоченел от холода» бытовым языком передаёт ощущение от повышения тонуса этих волокон), условий местного метаболизма, нейро-гуморальной регуляции и ещё массы известных и не очень факторов. 
В древнем Китае был определён интегративный параметр, который описывал состояние этих нитей. Это «ци» 气. Сейчас не будем подробно останавливаться на его этимологическом анализе и формах дореформенной записи (их было три: 气, 氣, 炁), отметим лишь тот факт, что он происходит из изображения тумана и передаёт идею изменения погоды, если говорить в общем. А если говорить непосредственно о человеке, то речь идёт о «внутренней погоде», вклад в которую вносят и тело, и сознание.
Поэтому методы исправления «внутренней погоды» или ци были направлены именно на нормализацию натяжения тканей. Для этого использовались иглы (метод иглоукалывания заключается в прокалывании тканей, а затем накручивании их на иглу, чтобы изменить в том или ином месте их натяжение), тепло (выше уже упомянули о влиянии температурного режима на волокна), различные упражнения, которые позволяли, вытягивая тело и меняя его позы, влиять на натяжение тканей. Кстати, именно поэтому такие упражнения назывались «дао инь» (導引, дословно «управляемое натяжение») или, в более широком смысле, «ци гун» (氣功, дословно «работа с ци»). 
К сожалению, в массовой литературе, да и в специальной, за понятием «ци» закрепился неправильный перевод «энергия», который не только неверен, но и уводит мысли в область фантастического, заставляя делать ложные выводы. Энергия же в китайским языке передаётся совсем другим иероглифом.
 
Небольшое отступление.
 
В классическом Китае человек не разделялся на тело и дух, а рассматривался как одно целое.  Это является следствием того, что в философии древнего Китая не было такого привычного нашему уму деления мира на идеальный и материальный, духовный и физический. Всевозможные духи, бесы и божества жили вместе с людьми, а вход в подземные судилища имел точно локализованную географическую привязку в этом мире.
В связи с этим интересно взглянуть ещё на один иероглиф – 身, смысл которого «тело», а также и «сам», «самость» (т.е. личность), поэтому средствами древнекитайского языка (а язык – отражение образа мыслей, и наоборот) нельзя было передать идею «своё тело», так как тело и есть своё, а своё есть тело. Они полностью тождественны друг другу в рамках той модели мира, о которой мы говорим.
Эту особенность важно учитывать при анализе феноменов, порождённых китайской культурой. В частности, когда мы говорим о «ци» или о «внутренней погоде», то речь идёт не о состоянии тела или души, а о качестве их совместного бытия. Кроме того, на ци оказывают влияние не только положение и состояние тела, но и образ мыслей или состояние ума, если рассматривать человека в привычном нашему уму дискурсе.
 
Конец отступления.
 
Но! При кажущихся грандиозных отличиях между картинами мира древних китайцев и современного западного человека, можно обнаружить, что связь, тем не менее, присутствует, и она очевидна. 
Рассмотрим привычное выражение «хорошее настроение» (или «плохое настроение», но первый вариант приятнее!). Из чего оно складывается? Как минимум, из двух факторов – это определённое состояние сознания, но и тела. Ведь то, что у человека хорошее настроение можно видеть со стороны, как по его движениям, так и по всей общей позе. На этом примере становится очевидной связь между тканевым тонусом (или ци нитей!) и состоянием человека, выраженная привычным нам языком. Даже не связь, а их единство. Кроме того, также ясно проступает аналогия между человеком и музыкальным инструментом, струны которого есть 經, а их тональность (тон, тонус, натяжение) – есть ци! И для правильного функционирования такого инструмента его необходимо НАСТРОИТЬ должным образом. Правильно натянуть все душевные струны.
Для такого настраивания, как было уже упомянуто выше, использовались упражнения (йога, дао-инь, цигун и т.д.), непосредственное воздействие на 經 с помощью массажа, иглоукалывания, прогревания. И нельзя не упомянуть именно звуковое воздействие на эту внутреннюю сеть нитей. Ведь раз мы имеем дело с нитями (струнами), то у них должны быть свои частоты и они просто не могут не со-резонировать другим (внешним по отношению к ним) звукам. Для целей такой звуко-музыкальной коррекции состояния организма (напоминаю, что в традиции это неразрывная цельность тела и сознания!) можно было петь мантры, которые помимо чисто механического действия на ткани обладали и эмоциональным воздействием, так как для человека восточной культуры были не просто набором просто звуков, но осмысленным текстом, который нёс мощный потенциал культурного фона. Подобные замечания касаются и прослушивания музыки, когда она служит не простым фоном (как сегодня для многих), а определённым событием, в которое вовлечён наш ум.
Помимо чисто механической работы с 經 нельзя не упомянуть и  тот факт, что само состояние сознания влияет на тонус (ци) всех тканей. Сделаем важную оговорку: находясь в рамках нашей парадигмы Человека, мы должны постоянно говорить о том, как тело влияет на сознание, и как сознание влияет на тело, но, однако, в рамках традиции такой дихотомии не было! Дабы примирить такое традиционное воззрение с современным отметим, что сознание и тело – просто две описательных модели одного и того же, подобно тому, как свет можно описывать как электромагнитное излучение или как поток частиц, и средствами нашего языка никогда одновременно как поток и излучение. 
***
Нам очень привычно искать мудрость на Востоке, к сожалению, зачастую, в таком поиске мы совершенно не замечаем того, что происходит буквально под носом. Поэтому, в заключение этой главы хотелось бы вспомнить слова нашего соотечественника Феофана Затворника (цит. по Антоний (Сурожский), митрополит. Школа молитвы. Клин. 2003. С. 53-54.).
«Параллельно с дисциплиной умственной мы должны научиться иметь мирное тело. На всякую нашу психическую деятельность отзывается тело, и, с другой стороны, наше телесное состояние в известной степени определяет тип и характер нашей психической деятельности. В своих советах желающим приступить к духовной жизни Феофан Затворник говорит, что одно из непременных условий успеха – никогда не допускать телесного размягчения; будьте, как струна скрипки, настроенная на определенную ноту, без расслабления или перенапряжения; держите тело выпрямленным, плечи отведенными назад, посадка головы пусть будет свободной, все мышцы держите напряженными к сердцу.»
 
Лобусов Егор.
 
Опубликовано:
1. Насретдинов А. Музыкальная математика древних. Поиск гармонии. Москва 2012. Стр. 219-229.
2. Цигун. Журнал. 2012. №6. Стр. 62-68. 

Статья опубликована с разрешения Егора Лобусова. Источник.

Какой стиль Айкидо вы практикуете?

Airyukan Dojo в YouTube

02.01.2019

С января 2019 года наш центральный зал по адресу: пр.А.Корсунова д.32 будет закрыт. Вместо него мы открываем несколько других залов. Все группы сохраняем с прежним расписанием!

23.12.2018

22 декабря состоялся экзамен по Ёсинкан Айкидо в Великом Новгороде

31.08.2018

Начало нового учебного года!

16.04.2018

20 и 21 апреля отменяются все занятия в Центральном зале Федерации и в клубе "Ритм"

12.03.2018

21 апреля в Москве состоится открытый детско-юношеский турнир по Ёсинкан Айкидо.